640001, г. Курган, ул. Коли Мяготина, д. 116, стр.1, тел.: 8-3522-26-13-02, kgorkom@mail.ru

Г.А. Зюганов принял участие в программе «Специальный гость» на RTVI с Тиной Канделаки

17 июля Г.А. Зюганов выступил на RTVI в программе «Специальный гость» с Тиной Канделаки.

 Тина Канделаки: Добрый день. В эфире программа «Специальный гость», я — Тина Канделаки. И сегодня у меня в гостях председатель центрального комитета компартии Геннадий Андреевич Зюганов. Здравствуйте, Геннадий Андреевич.

(00:00:27) Геннадий Зюганов: Здравствуйте, Тина. Рад вас видеть у нас в Снегирях.

ТК: И я вас очень рада видеть, Геннадий Андреевич. Я когда сюда зашла, я вспомнила, есть такое легендарное интервью Барбары Уолтерс, это очень взрослая журналистка, ей где-то под 80 лет, американская, с Дональдом Трампом. То ли предвыборная началась, да, предвыборная началась. И вот она приходит в дом Дональда Трампа. И там просто, Геннадий Андреевич, космос, всё в золоте, невероятно красивое, сверкает, блистает. Я думаю, никогда такое интервью не видела, чтоб в таких хоромах снимали. И вот я в хоромах у вас. Где я вообще нахожусь, Геннадий Андреевич?

(00:01:01) ГЗ: Тина, вы в хоромах президента. Это дом отдыха президента, раньше был дом отдыха верховного совета СССР. Здесь недалеко Лукьянов жил, его отсюда арестовывали, приезжали, когда в «Матросскую тишину» садили. А теперь это дума наша арендует, я здесь арендую много лет самый маленький домик, могу показать, правда. Его преимущество в том, что вокруг него растет 100 цветов. Я здесь посадил большой сад, и помог провести полную реконструкцию 38 объектов, отстроил специально зону для отдыха детей с Донбасса. У меня 7000 детей прошли лечение и отдых. Этот корпус принадлежал Кутайсову, а он был крупным вельможей при государе. Его сын, Александр Иванович, командовал у Кутузова артиллерией, в 37 лет погиб на Бородино.

ТК: Подождите, а здесь жил Сергей Александрович Романов получается, генерал-губернатор, которого взорвали?

(00:01:59) ГЗ: Он заезжал сюда, в принципе. По этой аллее, по которой вы шли, Кутузов приезжал к старику Кутайсову, извините, что не уберег сына. Сын погиб в 27 лет. Мы ему тут памятничек хороший.

ТК: Получается, это всё принадлежало вначале как бы окружению царской семьи.

(00:02:14) ГЗ: Да, да, а в 1935 году приезжали сюда Сталин и Калинин, и определи, выбрали это место. Здесь были все государи. Я Путина приглашаю, чтобы он провел здесь госсовет. Пока не был.

ТК: Слушайте, это, конечно, удивительно. Что такое история? Здесь начинала царская семья, потом продолжили коммунисты, а теперь действующая государственная дума.

(00:02:34) ГЗ: И опять помогают коммунисты восстанавливать. Было время, когда Чубайс все это продал. Я признаю, еле-еле отбил от этих нахалов, мерзавцев.

ТК: То есть вы на деньги партии?

(00:02:44) ГЗ: Нет, всё принадлежит управлению делами. И восстановлено. И отдыхать, пожалуйста, вы можете путевочку заказать. Это одно из лучших мест Подмосковья.

ТК: А на деньги партии всё восстановили?

(00:02:55) Нет, какие деньги партии. У партии таких не могло денег быть. И, учитывая, что я как депутат здесь живу, вижу, это облупилось, это развалилось. Я создавал вместе с Ивановым Орловскую непрерывку, это медстроительство, которое признано в СССР лучшим. И обобщено и в Госстрое, и на политбюро. И я наслушаюсь там Жириновского, всякую чушь в думе и решил реализовать свои таланты в этом. Потому что первый крупный проект развития города Орла на 30 лет был узаконен. А тут я за эти 25 лет.

ТК: Так кто дал деньги, меценаты, Геннадий Андреевич?

(00:03:33) ГЗ: Нет, дума вносит свои проекты, госплан. Вернее, всё как положено.

ТК: То есть это Подмосковье, получается, ремонтирует?

(00:03:42) ГЗ: В данном случае нет, это по линии идет государства.

ТК: Понятно. Знаете, что хочу вам сказать.

(00:03:47) ГЗ: Вы обратили внимание, восстановлено здесь точь-в-точь, как было тогда.

ТК: Нет, красота неописуемая вообще.

(00:03:53) ГЗ: Как было тогда, всё восстановлено по историческим чертежам. И всё сделано очень быстро.

ТК: О чем хочу с вами поговорить. Вы знаете, когда я готовилась к интервью, Геннадий Андреевич, я очень с коллегами спорила. Я очень много интервью ваших посмотрела, и одно и то же всё время. Что вот ретрограды, что это всё прошлое, что вы уже с 1990-х годов.

(00:04:09) ГЗ: Да нет, уже давно меня в этом не упрекают.

ТК: А я что хочу сказать. Вы вообще понимаете, что на фоне того, что в мире происходит, вы вообще лидер будущего. Я сейчас вам поясню свою мысль. Вот смотрите. Молодость и коммунизм. Сейчас мы смотрим на Америку, BLM, про это сейчас подробно поговорим. Всё, что там обсуждается, все марксистские идеи взяли на вооружение. Но с чего хочу начать. Молодость и коммунизм, левые идеи. Это сейчас вообще совместимо, как вы считаете? И мне очень интересно, насколько вы понимаете, что молодежь может стать главным активом коммунистической партии. И что вы для этого делаете?

(00:04:44) ГЗ: Я абсолютно согласен с этой идеей. Более того, ее давно проталкивал и заявлял, что сама планета возмутилась против дикой эксплуатации и уничтожения. Она требует справедливости, она требует уважения, она требует гуманизма, она требует нового подхода. Это может реализовать только новое молодое поколение, потому что проблема устойчивого развития стоит перед всеми.

ТК: Смотрите, я, когда тоже готовилась, захожу, думаю, какие у вас инструменты. Сразу инстаграм, одноклассники, контакт, тик-ток, т.е. везде. Очень, кстати, интересно, плюс-минус у вас с ЛДПР одинаково, но ЛДПР что делает. У них есть их инстаграм и отдельно инстаграм Жириновского Владимира Вольфовича. У него там 500 тысяч подписчиков. У вас как бы у всех где-то 45 тысяч, 35 тысяч. Сегодня это мощнейший инструмент. Вся предвыборная кампания Дональда Трампа шла через инстаграм. Вы это понимаете, у вас есть для этого специалисты?

(00:05:40) ГЗ: Не просто понимаем. Я до встречи с вами только что час общался со своими подписчиками, друзьями, товарищами. И уверяю вас, мы здесь быстро нарастим. Мы первые осваивали интернет. Я тогда настаивал на том, чтобы наши все организации имели прямую связь. Около сотни у нас есть своих сайтов. Более того, у нас красная линия, и наши программы сейчас постоянно идут через интернет.

ТК: Я смотрю, я смотрю.

(00:06:06) ГЗ: И мы это будем наращивать. Мы подготовили большую группу специалистов молодых. У нас в каждом обкоме, каждом районе есть своя группа.

ТК: SMM-щики?

(00:06:15) ГЗ: Да. У нас во вторник будет большой совет по выборной тематике. Все без исключения районы, крупные города одновременно будут участвовать в этом действии, и реализовывать нашу программу.

ТК: Но вопрос. Вы сами в этом разбираетесь, понимаете, Геннадий Андреевич? Потому что честно, я удивилась, у вас сегодня настолько актуальные идеи, резонирующие с западом, что точно могло бы быть подписчиков, не знаю, хотя бы 100 тысяч. Вы как-то это лично контролируете?

(00:06:39) ГЗ: Уверяю вас, мы нарастим, у нас будет гораздо больше, чем в ЛДПР и многих остальных.

ТК: Когда?

(00:06:44) ГЗ: Уже в ближайшие три месяца. Вы это увидите.

ТК: Слушайте, чтобы вам ботов не налили, Геннадий Андреевич.

(00:06:49) ГЗ: Не, не. Это могут нам. Кстати, могут. Их наняли, они сидят, в том числе, в Питере, говорят, и в Сочи. Но мы справимся с этой задачей.

ТК: Вопрос. Смотрите, то, что сейчас происходит в Америке. BLM, равенство полов, гендерное равенство, равенство рас, трансгендерная направленность, появление в политике людей с другой, иной сексуальной ориентацией до условно говоря трансгендеров в сенате. Вы за всем этим следите? И вопрос, понимаете ли вы, что базовые идеи, про которые они говорят, это, в принципе, идеи Коминтерна, это же всё было  в Советском Союзе.

(00:07:30) ГЗ: В Советском Союзе были разные идеи, но хочу сказать, главной была идея — это идея труда, справедливости, дружбы народов, гуманизм и высочайшей грамотности. И это было реализовано в высшей степени. По ходу были и отклонения, и ошибки.

ТК: Подождите, вы же лучше всех это знаете. С 1919 по 1925 там же было равенство полов, правильно, это же всё было, женщина равна мужчине. Сексуальные свободы были. К расам было абсолютно толерантное отношение. В Коминтерне же были все, условно говоря, все народы всех стран объединяйтесь. Разве не так?

(00:08:08) ГЗ: Так, но главной идей была труда и справедливости. Главная идея была построение справедливого общества. Равенство рассматривалось как равенство возможностей. Полы не могут быть равными, они могут иметь равные возможности, но природа нас создала разными, и не надо над ней шутить, она за это отомстит самым беспощадным образом.

ТК: Я, Геннадий Андреевич, про другое. Может ли женщина быть лидером партии? Может ли женщина быть главой государства?

(00:08:33) ГЗ: Женщина, я наоборот, приветствую. У нас, кстати, сейчас активно пошли женщины в политику, и я этому максимально способствую. У нас Нина Останина возглавляет это движение, я радуюсь, как они, на глазах вливаясь в наши ряды, придают совершенно другой характер, в том числе, и выборной кампании. Она становится более гуманной, более яркой, более выразительной и красивой.

ТК: Про молодежность еще немного поговорю, а потом уже перейдем конкретно к планам партии. Вот что мне интересно. Вы говорит про красную линию, я ее смотрю. Потому что интересно, как вы будете развиваться. Шестого, кажется, июня вы выступали. И вы, в том числе, рассказывали о программе партии, которую предложили после орловского форума, т.е. все время показываете.

(00:09:14) ГЗ: Вас пора в КПРФ принимать, чего ж вы молчите.

ТК: Да нет, Геннадий Андреевич.

(00:09:19) ГЗ: Я должен сказать, вы уже изучили, значит вам придется за нас голосовать.

ТК: Я старая для вас, вам нужны молодые.

(00:09:26) ГЗ: Я извиняюсь, вы великолепно выглядите, не надо. Нам нужны и молодые, и грамотные. Нам очень важно найти соотношение мудрости, зрелости и молодого задора.

ТК: Как только наберете десять миллионов подписчиков, я с вами. Потому что, что меня расстроило, вы газеты опять там показывали. Геннадий Андреевич, мало кто уже читает газеты.

(00:09:46) ГЗ: Одну минуточку. Надо использовать все формы. Поверьте мне, все формы. Те, кто сидит в интернете, к сожалению, четыре пятых не голосуют. А голосование определяют сегодня бюджетники, которых строем гонят. Погонники, которые заставляют. И подневольные, которые сидят на частных предприятиях. Пока ты не сходишь, не проголосуешь, мне не покажешь, как ты отметил. Они пока определяют. И нам нельзя отдавать этого избирателя на произвол судьбы. Он будет определять исход выборной кампании. Одновременно, вы совершенно правы, молодое поколение проснулось, молодежь почувствовала. Я каждый день встречаюсь. У меня у сына пять сыновей, у дочери два сына и Маша. Я вижу их на глазах, как они живут, развиваются, как они учатся. Они вдруг понял, что у них нет своей земли, нет своих заводов, у них нет возможности, с красным дипломом окончив за деньги, получить работу по специальности. Полтора миллиона вынуждены бежать за кордон.

ТК: А ваши дети члены коммунистической партии?

(00:10:52) ГЗ: Они меня активно поддерживают. Если бы не поддерживали. Есть ли члены партии у меня? У меня старший внук руководитель комиссии в московской думе, науки и высокой технологии.

ТК: То есть член партии? То есть вот это будущее?

(00:11:07) ГЗ: Насчет будущего, пусть работает. Он пришел, говорит: пойду на выборы. Я ему показал полку, полка у меня.

ТК: А сколько лет?

(00:11:15) ГЗ: Ему 33 года будет двадцать второго. Полка у меня, эпоха смутного времени. Я ему показал, и не дай бог, и всю грязь, и всю мерзость. Он в ужас пришел. Я говорю: ты должен к этому готов. Вернулся, и говорит, всё равно попробую. Фамилия поможет при одном условии. Если ты в своем округе проведешь 300-400 встреч. Если ты каждый день будешь обходить все дворы и все пороги. Если ты поклонишься каждой лавочке, на которой сидят и бабушки, и молодые. Если ты проведешь глаза в глаза встречи, и не отмахнешься ни от одной записки или письма.

ТК: Согласился?

(00:11:51) ГЗ: Провел. И победил. Пришел расстроенный. Против него одного банкира выставили. Тот 100 миллионов выбросил. Я сказал: Леонид, если он даже до сокола зеленью устелет всю дорогу и тротуары, его красная цена 25%, красная. Даже возьмут, но голосовать за него никогда не будут. Леонид набрал более трети, а этот 22%, что ли и т.д. Леонид прошел. И второй раз пошел по одномандатному округу. Поэтому он пробивал себе дорогу своим умом и трудолюбием, грамотный и способный.

ТК: Про Леонида Зюганова еще обязательно поговорим. Но не могу не закончить тему.

(00:12:27) ГЗ: А вы с ним проведите беседу, вам понравится.

ТК: С удовольствием, с удовольствием поговорю. Мы с вами всё, договорились, я с ним обязательно встречусь. Возвращаясь к молодому поколению, вы там уже Коммерсанту ругаете Милохина.

(00:12:39) ГЗ: Слушайте, вы всё прочитали?

ТК: А что делать, Геннадий Андреевич? Готовиться-то надо.

(00:12:44) ГЗ: Мне приятно, что такая подготовка. Я думал, вы тогда, когда меня две железные леди на НТВ рвали, я думал с тех пор вы уже на КПРФ не смотрите.

ТК: Опять, вы просто думаете, что время прошло, возраст пришел, я ослабила хватку. Но нет же, Геннадий Андреевич, я спортом занимаюсь, готовлюсь.

(00:13:01) ГЗ: Кстати, вы обратили внимание, что наш спортклуб лучший в стране?

ТК: Геннадий Андреевич, это на Матч тв, я вас там тоже жду. Вы придете к нам в эфир на Матч тв, так там и скажете.

(00:13:12) ГЗ: Знаете что, мы вошли в пятерку лучших команд мира. У нас волейболисты победили в Москве.

ТК: То, что мы в мини-футболе рвем всех, я знаю. И это в том числе, потому что вы их вдохновляете. Но на питерском экономическом форуме много говорили про то, что Греф же привез, Сбербанк как бы представил Милохина в качестве одного из амбассадоров. И это стало чуть ли не главной темой, все обсуждали хорошо, плохо. Вы его ругаете. Зачем ругать? Может, наоборот, в партию вовлечь?

(00:13:36) ГЗ: Нет, я его не ругаю. Имейте в виду, человек формируется в труде, преодолениях и только на позитивном примере. Никаких других способов воспитания нет. Моя семья 350 лет занимается этим. И дед, и отец, у нас в семье дети педагогов. Я в 17 лет начинал учителем сельской школы, потом преподавал высшую математику в университете. Я знаю, я смотрел детей, отсталых детей, больных.

ТК: А что с ним не так тогда?

(00:14:06) ГЗ: Нет, их можно воспитывать. Только на позитивном примере. Молодец, это хорошо, шаг вперед и прочее. А когда нам предлагают в качестве примера человека, который лыко не вяжет, который, кроме как любоваться собой ничего не имеет и ничего не знает. И это образ на питерском форуме, извините, за выражение. Да еще нам чай там подсовывают за три тысячи. И ребрышко за 17. Для страны, в которой пол страны живет на 17-20 тысяч это вызов, просто оскорбление.

ТК: Про ребрышки барана не знаю, я там не ела, я вообще мяса не ем.

(00:14:44) ГЗ: Совсем не едите?

ТК: Да, не ем 22 года.

ГЗ: Вы в Индии, наверное, бывали?

ТК: Нет, вообще с этим не связано.

ГЗ: А я с йогами занимался.

ТК: Это помогает?

(00:14:51) ГЗ: Да нет, это очень своеобразная диета. Но в наших климатических условиях с моей физической нагрузкой и с желанием бороться, заниматься классовой борьбой, белок нужен позарез.

ТК: А я вот как-то живу.

(00:15:05) ГЗ: Но вы выглядите прекрасно, надо, наверное, поучится.

ТК: Спасибо вам большое. Я что думаю. Я, на самом деле, не просто так про него спрашиваю. Милохин как феномен. Мы сейчас живем в эпоху, Геннадий Андреевич, когда технологии меняют вообще все. Вы говорите, он не такой образованный. А вы понимаете, Геннадий Андреевич, что, например, сегодня человек может быть не образованным, у него есть в руке телефон, он начинает что-то снимать, у него это начинают покупать, и он очень быстро начинает зарабатывать деньги. Я еще короткую реплику скажу. Но вы человек, который всю жизнь борется с капиталистами. Вы фамилию Джека Уэлча знаете хорошо. Но сегодня не компания Джека Уэлча первая в списке Форбс, сегодня в списке Форбс технологические компании, ну, фармацевтика сейчас начала подниматься.

(00:15:46) ГЗ: Я с вами согласен, что они в списке. И, кстати, я, когда про Билла Гейтса узнал, что у него 100 лучших математиков сделали его главным богачом, из них оказалось 50 русских. И мои ребята, которых мы с академиком Коптюгом собирали поштучно по всей Сибири, вдруг там оказались. Когда я задал им вопрос: почему не в стране? Они говорят: завтра почти все вернемся. Куда? В какой институт? Где будет жена жить? Где будут дети учиться? И чему их будут учить? С удовольствием приедут. Поэтому технологические компании должны решать главные задачи, а не определять и навязывать свою систему ценностей, за которой ничего, кроме разрушения морали, обкрадывания людей и уничтожения этого мира, иногда ничего не стоит.

ТК: Смотрите, да, но с другой стороны, наоборот, что говорят технологические компании, что они дают социальный лифт. Вот Даня Милохин, я еще раз говорю, как пример. Он жил в детском доме. И возможно он никогда бы до нас с вами не дошел, если бы не телефон. Телефон уравнял людей. Телефон дает возможность.

(00:16:50) ГЗ: Насчет уравнял, может он как раз скорее не уравнял. Он дал возможности, что называется, прославиться и одновременно, если каждый будет сидеть в приложении телефона, то человечество, на мой взгляд, скоро вместо пальчиков будут ластики, вот такая головка, такая задница. Это абсолютно не перспектива человеческая, это трагедия для него будет. Это должно быть инструментом для реализации высших целей и задач, понимаете. Я с этой логикой абсолютно не согласен. И когда нам Греф начинает навязывать, они же и торгуют, они же и кормят, они же и в школу залезли, они и в мультики полезли. Извините за выражение, это задача общенациональная государственная и не может никакой человек с большим кошельком определять судьбу нации в этом плане. Это будет трагедия. И для него, и для всех нас. Уже был в Германии такой, который решил, что сверхчеловеки будут нами управлять. Чем это закончилось, мы видим. И сегодня, когда нам навязывают такого рода образ молодого человека, это печально и трагично. У нас есть классные ребята. Я недавно смотрел математиков, которые выиграли всё, физиков классных, великолепные спортсменки, классные гимнасты, красивые образы, красивые люди. Сюда приезжают ко мне ребята из Донецка, посмотрите на них, какие лица. Я им концерт даю вместе с Кобзоном, и мы каждый раз подводим итоги. Это было великолепно. Их никто не хочет показывать. Их никто не хочет показывать и рассказывать. А нам навязывают человека, который, понимаешь, поехали дальше, мы зря тратим время.

ТК: Геннадий Андреевич, смотрите, это всё составляющая как бы одной цепи. Кобзона с нами уже много лет, но то, что делал, условно говоря, Кобзон.

(00:18:40) ГЗ: Я имею в виду то, что он вместе со мной создавал движение «Дети России – детям Донбасса». Это движение переживет и нас с нами.

ТК: И, слава богу, Геннадий Андреевич.

(00:18:48) ГЗ: Без этого мы не можем двигаться.

ТК: Как мы вообще может делать что-то, что не переживет нас. Хочется верить в то, что нас переживет все, что мы делаем. Но возвращаясь как бы к вашей логике, тот же Кобзон дружил с очень многими богатыми людьми. Опять красная линия. Вы критикуете металлургов и металлургических магнатов Лисина, Мордашова за сверхприбыли. Я всегда с интересом вашу эту тему слушаю. Почему? Потому что вы как-то предлагаете президенту изменить ситуацию. Поясню, что имею в виду. Наблюдаю за той же Францией. Франция всё время увеличивает налоги для богатых. В Америке все дико боятся того, что налоги для богатых растут и будут продолжать расти. Может быть, вы говорили президенту про то, что надо сделать специальный налог для тех, кто заработал миллиард? Есть какие-то другие предложения? Озвучьте их, пожалуйста.

(00:19:34) ГЗ: Да у нас много предложений, кстати. Мы их десять раз носили. Я был уверен, что их примут. Двадцать стран ведущих возьмите, только у нас плоская шкала налога 13%. Только у нас с доходов платят копейки. Если нравится, как в Германии, Путину, 35-40. Если нравится, как в Америке, 30. Правда Байден недавно сказал: у нас положение трудное, придется еще десяточку накинуть. У нас Мордашов выходит и начинает критиковать премьера, который выступая в думе, сказал: ребята, не надо жадничать. Одновременно страна восемь лет подряд теряет доходы. Пенсия не на копейку. Даже военных усыхает. Зарплата нищая. Я вносил восемь раз дети войны. Это 11 миллионов. Сейчас стоп-стоп-стоп. Самые заслуженные, самые почетные, самые настрадавшиеся, самые трудолюбивые. Они после войны страну вытащили. И то, что эксплуатируют, это их труд. Пенсия в деревне семь-девять, в городе 12-14. Я восемь раз вносил, ходил к президенту, премьеру. Я говорю: я не могу в глаза им смотреть. У меня на Орловщине, на родине 800 братских захоронений, 450 тысяч похоронено, все рубились на орловско-курской битве, чтобы спасти. Почему Мордашов не может заплатить нормальный налог?

ТК: Вопрос. Смотрите, опять. Я может что-то не понимаю. С Мордашовым и налогом еще вернемся.

(00:21:03) ГЗ: Дело не в этом, они же обязаны платить. У нас кризис. У нас народ обтощал. У нас массовая безработица нарастает. Олигархов было, миллиардеров 103, стало 123. С какого бодуна, скажите мне?

ТК: Я сейчас отвечу вам. Можно я вам расскажу, о чем говорила с Глебом Никитиным, губернатор Нижегородской области. Он лично был у меня в этой программе и рассказывал. Он краудфандит деньги для своего региона. Для людей, для изменения их занятости. Он делает огромные проекты, которые меняют занятости людей. Почему бы Клычкову этим не заняться?

(00:21:37) ГЗ: Извините, Клычков занимается этим лучше, чем Новгородская область.

ТК: В чем это выражается?

ГЗ: Во многом выражается. На Орловщине были?

ТК: Не была.

ГЗ: Нет?

ТК: Нет.

(00:21:48) ГЗ: Я вас приглашаю. Пятого августа день освобождения Орла. Это праздник, на который ко мне приезжали десятки тысяч. Десятки. Там сражалось три миллиона. Там ни одной живой деревни не осталось. С моей деревни начинал освобождение Орловщины уральский добровольческий танковый корпус. До Орла дошли два танка. У нас подбитых танков было больше, чем уцелевших домов, в принципе. Клыков приехал, там нет ни нефтегазового провода, ни металлургических заводов, ни атомной станции. Там есть люди, которые патриотично чувствуют. И там лучшие литературные традиции. Он возродил все, связанное с этим. Сейчас парк победы, вы просто ахнете, увидите. Если ты займешься землей, то ты получишь отдачу почти немедленно, потому что ряд проектов сложно. Вспахали всё. Впервые моя Орловщина получила в прошлом году по пять-шесть тонн зерна на человека, больше, чем Кубань. И больше, чем любой регион Канады.

ТК: Наконец-то, Геннадий Андреевич.

(00:22:57) ГЗ: Это реальный результат. Клычкову 41 год. Кстати, очень перспективный работник. Я приглашаю область Новгородскую, там промышленность убита.

ТК: Почему так, Геннадий Андреевич?

(00:23:11) ГЗ: Убита там промышленность, ничего не осталось.

ТК: Я вас приглашаю в августе на 800-летие. Вы увидите, как изменился Нижний Новгород.

ГЗ: Нет, Нижний?

ТК: Конечно.

ГЗ: Нижний?

ТК: Нижний. Глеб Никитин.

ГЗ: А это другое дело. Нижний — это другое дело.

ТК: Там просто молодежи очень много, там много разных больших проектов новых, системообразующих.

(00:23:29) ГЗ: Кстати, Нижний – это был третий город в Российском империи. Макарьевская ярмарка вообще гремела на всю великую.

ТК: Поэтому вы стали их ругать, я удивилась. Там хорошо, на самом деле.

(00:23:41) ГЗ: Там много чего. Кстати, это не только роман в России, это главная научная база. Я ездил, смотрел, как первую атомную бомбу делали. Я в Болдино был в восторге.

ТК: Так вот, возвращаясь к науке, про которую вы так много говорите. Был фильм Дудя, который все обсуждают.

(00:23:57) ГЗ: Одну минуточку. Знаете, сколько вымерло с 1991 года в Нижнем Новгороде?

ТК: Геннадий Андреевич, эти цифры вы точно знаете лучше меня. Но мы же в будущее хотим, правильно?

(00:24:05) ГЗ: Я не об этом. Будущее. 700 тысяч почти вымерло. Русские потеряли 20 миллионов. Не цифры я знаю, это привела политика. Политика частная, эгоистическая, спекулятивная, предательская. Она должна быть изменена в противном случае, нам некому держать будет всё это.

ТК: Смотрите, что предлагаю. Вы фильм Дудя смотрели или нет? Про силиконовую долину.

(00:24:30) ГЗ: Я нет, не смотрел, но сюжеты некоторые знаю.

ТК: Значит, там был такой момент. Они показывают Принстон. Вот приехали в Принстон, опять русскоговорящих очень много, естественно. И говорят, что есть выпускники Принстона, которые миллиардеры, которые магнаты. И они все собирают фонд, я там боюсь сказать, там какая-то сумасшедшая сумма, до триллиона что ли собирают. И естественно, опять-таки, реинвестируют это всё в молодежь. Реинвестируют в тех, кто проводит исследования при Принстоне. Реинвестируют в тех, у кого есть идеи. Вы говорите, условно говоря, должен там Мордашов, Лисин. Я знаю, у Потанина большая программа. Я знаю, что у Альфы своя своеобразная большая корпоративная культура. У меня к вам вопрос. Почему до сих пор у всех разрозненные программы, и нет каких-то большие проектов, как вы говорите, где все самые богатые люди нашей страны инвестируют в будущее?

(00:25:19) ГЗ: Это зависит от президента и правительства.

ТК: Вы говорили об этом?

(00:25:22) ГЗ: Я не просто говорил, обсуждали. Не раз про это. Первое. Такая огромная страна в 11 часовых поясов не может развиваться без программы и плана. Ну, убедили. Президент подписал. Приняли мы закон о стратегическом планировании, о промышленной политике, о новой индустриализации. Всё, договорились. Под него подготовили бюджет. Не 20 триллионов, как сейчас, а 33. Но для этого надо изменить налоговую политику. Минерально-сырьевая должна работать на всех, а не на 15 упырей. Договорились, согласились. Причем, подготовили по земле. Новая целина, устойчивое развитие. И это приняли. Принесли в правительство. Силуанов пришел, всё искромсал, всё выкинули. Кудрин одобрил это дело. И опять сидим на бобах. Чтобы развивалась наука, что надо? Надо минимум утраивать. Кто утроил? Американцы, европейцы, китайцы упятерили. Я им помогал в этом.

ТК: Инвестиции в образование вы имеете в виду?

(00:26:22) ГЗ: Да. Образование чтобы развивалось. В свое время мы даже перед войной вкладывали почти 15%. Сейчас 3,5-4. И говорят, что они что-то решат. Ничего они не решат. И здоровье для того, чтобы  развивалось, надо минимум шесть-семь процентов. У нас 3,5. И сейчас всё сваливают на граждан, которые должны платить за всё, за каждый укол и каждую таблетку. Фигня это полная. Нет государственного управления и нет государственной программы. Кстати, я бы и всю олигархию загнал бы.

ТК: А в чем тогда проблема, объясните. Вы говорите: они, они, они. А кто они?

(00:26:57) ГЗ: Потому что, я извиняюсь, президент и правительство обслуживают олигархию, а не заботятся о гражданах трудящихся. Они не решают. Какая задача у государства? Первое — обеспечить безопасность. Она сейчас на нижайшем уровне. У нас даже союзников никого нет. Второе: надо остановить вымирание сбережений народа. Мы за два года потеряли еще миллион. Мы единственные. Третье: надо дать качественное образование бесплатное и работу, рабочее место. И этого нет. Ни один из главных вопрос не решается руководством страны.

ТК: Вопрос. Вы говорите про безопасность, например. Что вы подразумеваете? Потому что, мне кажется, сегодня, как никогда за всю мою жизнь в Российской Федерации в России стало безопасно жить. Вы говорите, у нас нет союзников. А каких союзников вы хотите? Мы стали страной, с которой наконец-то начали считаться. Разве нет?

(00:27:49) ГЗ: Тина, у вас упрощенные представления о безопасности.

ТК: Усложните, Геннадий Андреевич.

(00:27:55) Я вам могу объяснить, если вы захотите слушать. Перед вами сидит человек, который три раза служил в армии. В группе советских войск в Германии, в разведке по борьбе с атомным, химических, бактериологическим оружием. Затем был майором, зам командиром танкового полка. И полковника получал на курсах «Выстрел». Я прошел все учения и прочее. Что такое безопасность? У нас было первое кольцо безопасности группой из Германии, северная, южная, центральная. У нас было четыре округа: прибалтийский, белорусский, три округа на Украине и Завказье. Всё это отдали к чертовой матери, ничего не оставили.

ТК: А кто отдал?

(00:28:35) ГЗ: Горбачев, Яковлев, вся эта свора, которую надо было просто расследовать и разобраться. Мы же в думе разбирались по каждому сюжету. Мы выносили импичмент Ельцину, 16 голосов не хватило, его спас Жириновский, в принципе. У нас нет этой безопасности. У нас осталось две дивизии: Таманка и Кантемировка. Сейчас Шойгу, слава богу, выстроили еще хоть как-то. Теперь второй вопрос. Что такое новая безопасность? Я десять раз ходил к Путину и говорил: заявите официально, что мы никогда не допустим, чтобы появилось ракетное оружие на Украине. Кто бы там ни сидел. Потому что от Харькова до управления в Москве ракета будет лететь пять минут. Вы штаны не наденете, вам всё вырубит, всю систему управления, у вас никакой безопасности. Сейчас роевое оружие — целая система, которая требует огромных мозгов, управления и всё остальное. Вас не спасет никакая охрана. Завтра залетит муха, вас укусит спящего, и вы утром не проснетесь. Вы должны отработать и эту деталь. Ни одного узла до конца не отработано. Нас объявили врагом номер один. Почему? Потому, что у нас еще остался ракетно-ядерный советский запас, который может отомстить любому агрессору по полной. И пока он есть, нас не тронут. Я когда увидел на Алтае Алейскую дивизию с ракетами «Сатана», взорвали эти мерзавцы, я пришел к президенту и сказал: пока они там стоят, вас никто не тронет. Все крупные базы советские стояли на удалении 30 минут летного времени. Хоть с севера, хоть с юга, хоть с Атлантики. Их специально там ставили. Красноярск, Алейская дивизия, Карталинская дивизия, они были созданы. Гением были созданы. Вы сейчас уничтожаете, у вас в замену ничего.

ТК: Геннадий Андреевич, у меня к вам.

(00:30:34) ГЗ: Сейчас, одну минуточку. Поэтому у нас по современным меркам безопасность минимальная. Но у нас самая низкая безопасность внутренняя. У нас общество расколото, народ унижен, обобран, молодежь перспективы не имеет, нам должны всё сделать, чтобы выправить. Сейчас выборы будут, у вас будет последняя возможность исправить ситуацию в бюллетене.

ТК: Геннадий Андреевич, вы же, правда, на самом деле очень правильные вещи говорите. Но вы кидаете все в одну кучу.

(00:31:01) ГЗ: Это не просто правильные, это крик души.

ТК: Я вас понимаю. Вы были в тот период, когда был и Горбачев, когда был и.

(00:31:08) ГЗ: Что значит я был в период? Если бы я был, я бы этого маразма никогда не допустил.

ТК: Геннадий Андреевич, коммунистическая партия и дала Горбачеву совершить все свои действия.

(00:31:15) ГЗ: Одну минуточку. А что, Путин, не состоял в компартии? 17 лет был.

ТК: Просто вы разницу в возрасте сравните.

(00:31:21) ГЗ: Они были, состояли, но они никакие не коммунисты. Они оказались просто разложившиеся, пьяные и предатели, и мерзавцы законченные.

ТК: Хорошо, Геннадий Андреевич. Про это как бы уже все много раз говорили.

(00:31:32) ГЗ: Я извиняюсь, не много раз, но выводы не сделали.

ТК: А какие выводы сейчас надо сделать?

(00:31:36) ГЗ: А выводы, кстати, мы попросили.

ТК: Можно проще, Геннадий Андреевич. О каких выводах идет речь? Я с Титовым разговариваю, с омбудсменом, я ему говорю, скажите, пожалуйста, в какой момент вы возьмете у тех, кто в НКВД принимал решение о расстрелах людей, заберете у них просто награды. Он мне говорит, мы даже технически не можем награды у них забрать. Это целая сложнейшая процедура. Вы сейчас кого хотите?

(00:31:56) ГЗ:  Нас всё время назад повертывает.

ТК: Так вы меня туда зовете, и я вас пригласила.

(00:32:01) ГЗ: Когда мне стало всё шить это, я говорю: я тогда не жил и не родился, что вы мне это вешаете. Давайте сегодня выправим ситуацию, чтобы люди жили в богатой стране и счастливо.

ТК: Можно я тоже отвечу? Чтобы у нас дискуссия была. Так многие из действующих членов правительства никакого отношения не имеют к решениям, принятым, извините меня, при Горбачеве. Рухнул Советский Союз, рухнула система безопасности Советского Союза. Молчу, всё.

(00:32:27) ГЗ: У нас с вами разговора не получится. Если вы задаете, вы тогда слушайте. Если ты сел в правительство, ты обязан отвечать за отрасль, которой ты занимаешься. Если ты занимаешься высокими технологиями, ты должен прийти и сказать президенту: в ваших новых всех системах закладушки иностранные. Для того, чтобы они не полетели, надо поставить две ручки и нажать кнопку из океана. И у вас все они никуда не полетят. Вам чтобы решить эту проблему, надо минимум 150 миллиардов вкладывать, чтобы восстановить электронную систему. В СССР электроника, целый Зеленоград был построен, 27% мировой электроники давала наша страна. У нас на спутнике ни одной закладушки чужой не было, ничего не было. Сейчас кругом чужие. Тогда давайте вкладывать. Почему у нас в бюджете этого нет? У нас жратва на 80% ввозится из-за рубежа, причем всякого дерьма ввозят. Мы можем кормить 150 миллионов своих и 500 миллионов отборными. Почему у нас 40 миллионов гектаров, заросших бурьяном? Почему у нас 1-1,5% на аграрный сектор?

ТК: Отвечу вам. Можно отвечу?

(00:33:33) ГЗ: Нет. Что ответить? Не от вас ответ, меня ваш ответ не устраивает. Меня устраивает ответ того, кто занимается аграрным сектором в правительстве, того, кто подписывает бюджет, в котором десять лет подряд 1,5% на аграрный сектор. Все идиоты в мире знают, надо минимум 10%. Современная Европа вкладывает 33, Америка 25, а у нас 1,5.

ТК: С аграрным сектором вообще не спорю.

(00:34:03) ГЗ: Дело в аграрном. Я вам привел высокие технологии, аграрный и кадры. Почему кадры, второй окончивший вуз с красным не может устроиться у нас на работу? Это вопрос министра. И вопрос нашего бюджета. Я бы на месте Путина никогда не подписал бюджет, если бы он не соответствовал основным стандартам.

ТК: Вопрос. Смотрите, вы прекрасно знаете сингапурскую модель.

(00:34:26) ГЗ: Я изучал Ли Куан Ю. Изучал китайскую, изучал европейскую, 20 лет в совете Европы. Я положил на стол президенту всё. Всё почти отдали министрам, и министры почти всё похоронили. Я надеюсь еще на Мишустина. Он один из немногих, кто с нуля создал довольно эффективную налоговую систему. Но я с трибуны ему сказал: одно дело налоги собирать, а второе дело производить. Сейчас научитесь производить, тогда будет с чего собирать.

ТК: Можно я тогда задам вопрос? Мне с вами, не знаю, как вам со мной, мне с вами очень интересно разговаривать. Я согласна в части, касающейся того, что у нас полная зависимость от западных составляющих и компонентов. Это правда и это ненормально. Мы не можем даже починить самолет. Если самолет испортился, то мы ждем швейцарскую компанию.

(00:35:16) ГЗ: Вы знаете, сколько мы производили сами. Был на всех авиационных заводах.

ТК: Я это понимаю, я понимаю это, Геннадий Андреевич, правда. Поэтому я у вас хочу спросить, как изменить ситуацию. Смотрите, Сингапур изменил ситуацию несколькими радикальными решениями, в том числе и политическими радикальными решениями. Знаете, что у них было? Я занимаюсь бизнесом.

(00:35:34) ГЗ: Мне подарили книжку с его реформами, я ее прочитал с карандашом в руках. Но я перечитал три тома Дэн Сяопина и два тома по управлению китайской. Кстати, китайская модель гораздо эффективнее.

ТК: Я вас сейчас спрошу. Я занимаюсь бизнесом, у меня есть свой небольшой бизнес. Главная проблема моего бизнеса в том, что в России нет вообще ориентации на национальный продукт. Это касается, хотите говорить о кредитах, хотите, будем говорить о том, чтобы, например.

(00:35:59) ГЗ: Почему нет? Мы же умели всё с вами делать.

ТК: Дайте договорю. У меня к вам вопрос. Если мы, например, вдруг говорим, что всё, мы начинаем всё восстанавливать, мы делаем ориентацию в сторону национального продукта. То мы должны пересмотреть все решения, принятые при ВТО для того, чтобы сертификация их и наших продуктов у нас на территории не была одинаковой. Ты за границей никогда не сертифицируешься так, как ты можешь сертифицироваться здесь, будучи западным продуктом. Как тогда? Мы получается железный занавес будем строить?

(00:36:26) ГЗ: Очень просто получается. Во-первых, кто нас в ВТО тащил? Мы голосовали категорически против. Мы объясняли, что вы высококонкурентные абсолютно не нужны, вы умные, образованные тоже не нужны. И вам поставят рогатки и т.д. Нет, все нас туда тащили и теперь нам в ВТО носом тыкают. Никто вас не обязывает выполнять каждый параграф ВТО. Развивайте себя, будьте сильными, умными и с вами будет считаться всё ВТО. Американцы послали и в МВФ, и в ВТО и всех остальных подальше. Решают свои проблемы, и правильно делают. Китайцы тоже самое абсолютно. А мы сидим и слушаем дядю из МВФ и дядю из ВТО. Съездил сейчас Силуанов, посидели с министрами, приехал и говорит: а мы, наверное, много помогаем малому и среднему бизнесу. Я чуть с дивана не свалился. Я говорю: слушай, братец, сколько вы помогли? Вы помогли, у нас 107 триллионов ВВП, вы помогли 4,5%. Американцы 12, даже 16. Японцы и итальянцы 20. А немцы с их технологиями и техникой 37%. А этот предлагает вообще остановить.

ТК: Тогда, если мы, условно говоря.

(00:37:48) ГЗ: Это вопрос политической воли и ответственности.

ТК: То есть вы считаете, что, условно говоря, мы же много, как-то же вы в этом участвовали, как-то мы шли навстречу миру, перезапускали кнопки.

(00:37:58) ГЗ: Я в этом категорически не участвовал.

ТК: Хорошо, но вы наблюдали. Хорошо, Геннадий Андреевич.

(00:38:02) ГЗ: Не наблюдал. Если бы я не боролся, давно бы вы уже в разбитой и ограбленной окончательно стране жили.

ТК: Хорошо, Геннадий Андреевич. Смотрите, 20 лет как бы.

(00:38:12) ГЗ: Дело не в этом.

ТК: Подождите, Геннадий Андреевич, 20 лет вы общаетесь с президентом.

(00:38:17) ГЗ: Я хочу, чтобы вы объективно смотрели. Вы говорите, вы в этом участвовали. Я в этом не участвовал. Я против этого безумия боролся. Если бы в 1993-м году мы повели иначе, я думаю, страна сгорела. Если в 1996-м и т.д. я уверен. Если бы в 1998-м не собрали Примакова, Маслякова, Геращенко. Я еле уговорил Примакова.

ТК: С кем у вас были лучшие отношения и есть? С президентом Медведевым или с президентом Путиным?

(00:38:46) ГЗ: Дело не в этом.

ТК: Это важно.

ГЗ: Нет. Медведев и Путин это, в принципе, одна и та же линия, одна и та же политика.

ТК: Почему?

(00:38:55) ГЗ: Да потому что. Потому что командует всем парадом Путин, это все очевидно знают, в принципе. Он определяет от начала до конца, и это было с первого до последнего дня.

ТК: Путина сложно обвинить в американизме и симпатиям.

(00:39:08) ГЗ: Нет.

ТК: А в чем?

ГЗ: Если брать вместе, за 20 лет они 12 лет были премьерами, вместе. У них была полная возможность сформировать полноценный бюджет.

ТК: У нас сократился госдолг, мы присоединили Крым.

(00:39:23) ГЗ: Не проводить никакую приватизацию и не громить то, что связано с наукой, образованием. У них была полная возможность не принимать людоедскую пенсионную реформу. Я извиняюсь, Путин обещал ее не принимать. Медведев пропихивал первый день, когда чемпионат мира начинался. Опять под прикрытием футбола решили обобрать и унизить женщин и всю страну. Теперь всем идиотам ясно, что пенсионная реформа была идиотская, что она ни копейки, ничего не дала. Что при высоких технологиях, вам придется искать рабочие места. Что надо не поднимать планку пенсии, а снижать ее. И что предыдущая планка хоть как-то давала возможность молодой семье опереться, а бабушке за внуками поухаживать.

ТК: А можно сейчас чуть поднимемся. На секунду поднимемся. Я вам задам следующий вопрос. Вы говорите про пенсии. И мы понимаем как бы пенсионный с вами возраст, мы понимаем борьбу за то, чтобы там поднять. И тут давайте посмотрим, например, что происходит в мире. Я читала статью в политика, еще при Трампе. Писали о Трампе, о геронтократии в Америке. То есть в политике уже люди 77, 78. Нэнси Пелоси сколько лет, Геннадий Андреевич?

(00:40:34) ГЗ: 80.

ТК: 82 Нэнси Пелоси.

ГЗ: Я смотрю, то вы Америку хвалите, то теперь взялись за возраст. Вы, я знаю, вы либералка.

ТК: Я? Я государственник, Геннадий Андреевич.

(00:40:46) ГЗ: Но Трамп, кстати, впервые оказался не системным у них президентом. Он выиграл вопреки всему и вся. Я дважды выступал в международном совете, справа Рокфеллер сидел, слева его дочки, напротив главный ЦРУ-шник, в принципе. Я смотрел на их порядки. У них стать президентом, пока банкиры не дадут отмашку, невозможно. Трамп впервые прорвался, используя сети во многом. Он попытался провести свою линию. И ничего не вышло. Три упыря, которые командуют сетями.

ТК: Это кто?

(00:41:24) ГЗ: Он с ядерным чемоданчиком, но ему запретили обращаться к нации. Вдумайтесь только.

ТК: Геннадий Андреевич, я это понимаю. Но я хочу вас еще раз вернуть. Сандерс, Пелоси, Байден, Трамп. Куда не посмотришь, там всем 75+ и они уходить не хотят. Может мы правда пересмотрим пенсионный возраст? Потому что если люди во власти хотят править до 85 лет, то почему все остальные должны уходить на пенсию после 60.

(00:41:49) ГЗ: Дело не в этом. На пенсию надо уходить человеку в соответствии с биологическим возрастом и состоянием. Работает голова, соображает, и, слава богу. Кстати, Китай спас Дэн Сяопин.

ТК: Сколько ему лет было?

(00:42:05) ГЗ: Под 80 было. Но он спас Китай. И еще два старика, которые отдали команду и придушили эту американщину на площади Тяньаньмэнь. Абсолютно правильно сделали.

ТК: Мы сидим на пороге новых выборов в думу, в областные думы. У меня к вам вопрос. Вы участвуете в выборах с 1990-х годов. Бьете все рекорды по жизнеспособности. Вы как бы опираетесь на пенсионеров, а вы сами полны сил и энергии. Подождите. Может, я завтра буду вашим избирателем.

(00:42:37) ГЗ: Зачем завтра, надо сегодня за нас голосовать.

ТК: А я вам скажу, чего от вас хочу. Вы определитесь. Вы как бы или полный сил, энергии мужчина, который хочет менять будущее. Хорошо, я соглашусь с тем, что вы 20 лет меняете, не поменяли. Или же вы с бабушками и дедушками, и вас волнует только их пенсия.

(00:42:53) ГЗ: Это не серьезно.

ТК: Как не серьезно?

ГЗ: Понимаете, старая пластинка, за которой нет ничего.

ТК: Почему? Вы до скольких лет работать собираетесь, Геннадий Андреевич?

(00:43:02) ГЗ: Дело не в этом. Сейчас я выскажу. Я при позднем Брежневе дважды отказался идти в ЦК. И объяснил, почему. Я говорю: я хочу реализовать орловскую непрерывку и создать первый в стране пример развития города, плана его на 30 лет вперед. И я реализовал этот проект. Пришел когда Андропов, он сказал: до 40 лет с ученой степенью, с высокой должностью. Я попал в первую его пятерку. Я согласился. Я курировал Москву, Кавказ, Прибалтику, Белоруссию. Мне было 37 лет, и я активно трудился и работал. Я еще тогда заявил: чтобы эффективно система работала, нужно сочетание мудрости, позарез нужно, очень энергичных и сильных людей, способных на поле боя и на поле производства решать, и молодого задора, потому что всё, что строилось от Турсиба, Магнитки, БАМа, это люди должны быть с другой жизненной энергией. И я этому всячески способствую. У меня в партии сегодня мой первый зам по кадрам 40 с небольшим лет, десять лет занимается кадрами и подготовил полторы тысячи молодых ребят, которые сейчас у нас занимают ключевые посты.

ТК: Я же с этим не спорю. Сколько лет было Брежневу, когда он умер? Давайте так.

(00:44:22) ГЗ: Опять.

ТК: Нет, подождите, сколько лет ему было?

(00:44:25) ГЗ: Дело не в том, сколько лет было. Дело в том, что когда Горбачев пришел и сотню людей с уникальным опытом, которые могли быть советниками, помощниками, которые могли быть наставниками, выбросили за скобки, а потом насажал туда всякое чмо, которое предало страну, тогда и всё посыпалось. Я извиняюсь, для меня пример в данном случае очень мудрого решения китайского руководства. Дэн Сяопин после второй ссылки культурной революции и сказал: у всех руки чесались. Он сказал: давайте сами покажем, что мы можем. Да, Мао Цзэдун на 70%, стоп, стоп и т.д. И одновременно договорились. Мы каждые десять лет обновляем составы кадровые. Но те, кто заслужил и заработал, ряд в комиссии. Сейчас, стоп. На площади Тяньаньмэнь 70 тысяч, гениальное выступление Дэн Сяопина. Рядом стоит Дзян Дземин, который у нас учился и который работал, я с ним первые контакты. Рядом стоит Ху Цзиньтао, с которым я договор подписывал. У них все опытные, грамотные делом занимаются. И вывели на авансцену целую плеяду талантливых людей, всех своих физиков, математиков из Америки вернули. У нас таких море. А вы нам предлагаете, вот там Брежнев был, вот этот был, я извиняюсь.

ТК: Можно я отвечу вам?

(00:45:59) ГЗ: Вы можете отвечать. Берите наш состав команды и посмотрите.

ТК: Секунду. Я же про другое, вы меня не слышите. Смотрите. Я не просто так спросила про возраст Брежнева. Брежнев умер десятого ноября. Я этот день никогда не забуду. Проблема была в том, что состояние здоровья тамошней элиты того времени оно отличается от состояния здоровья людей в современное время. Мне 45. Вы прекрасно знаете, что в русской литературе 45-летняя, я договорю, женщина — это уже просто бабушка. Но я-то не бабушка. Если меня спросить, до скольких лет я хочу работать, я точно хочу работать минимум до 70. А в 70 я вам скажу: хочу еще. Мир меняется. Я же вас хочу спросить об одной простой вещи. Вы 20 лет, даже больше 20 лет находитесь в политике. Дальше как бы компартия четыре раза участвовала в выборах, вы участвовали в выборах президента. У меня к вам вопрос. Если вы остаетесь, и вы будете по-прежнему участвовать во всех выборах, возможно в 2024 году вы выдвинетесь опять-таки. Не выдвинитесь?

(00:46:59) ГЗ: Успокойтесь. Успокойтесь. У нас выросла прекрасная плеяда молодых, энергичных, талантливых. И Афонин, и Новиков, и Калашников, и Клычков, и Локоть. Великолепные ребята.

ТК: Геннадий Андреевич, я же не про это. Слушайте, Дональд Трамп, даже не смотря на то, что Байдена выбрали, хочет вернуться в следующем электоральном цикле.

(00:47:19) ГЗ: Это его дело.

ТК: Прямо задаю вопросы, ответьте мне честно и коротко. Вы не хотите больше выдвигаться на президентских выборах? Всё?

(00:47:28) ГЗ: Я не хочу, во-первых, это вопрос партии и коалиции. Это не мой вопрос.

ТК: Ну, как?

(00:47:35) ГЗ: Нет, стоп, стоп.

ТК: Вы скажите: не хочу.

(00:47:38) ГЗ: У нас в левопатриотическом блоке 56 организаций. Они сейчас организовали команду, 570 человек. Все представлены, все движения. Мы из этой команды предложим правительство национальных интересов народного доверия. Это правительство должно предложить вариант проведения реформ. Под эту программу будут определять, кто пойдем в качестве кандидата в президенты, правительство и всё остальное.

ТК: Ответьте мне честно на простой вопрос. Это же простой вопрос, Геннадий Андреевич. Вы или не вы? Что же здесь сложного такого?

(00:48:16) ГЗ: Я извиняюсь, я вам ответил на этот вопрос.

ТК: То есть вы себе не принадлежите?

ГЗ: Вы меня снимаете, сколько, с 1991 года снимаете.

ТК: Я не хочу вас снимать.

(00:48:27) ГЗ: Успокойтесь совершенно. Мы выдвинем программу и сильную команду, она справится с проблемой.

ТК: Хорошо. Тогда я вам честно же сказала.

(00:48:35) ГЗ: Мне один приходит и говорит: почему это власть к тебе так относится плохо. Я говорю: почему ты так считаешь?

ТК: Так почему же плохо?

(00:48:42) ГЗ: Ну, плохо. Меня 300 раз судили. И допрашивали. Десять лет уже дело сфабриковали. Дело плохо. Я говорю: почему ты? В принципе, говорит, у тебя один из самых уникальных опытов. Я говорю: в чем? Ты видел, как Брежнев занимает, как Косыгин правительство принимает, ты с Ельциным в одном подъезде жил, ты Горбачеву суд объявлял. Я говорю: я консультировал и Путина, и Медведева. Не в этом дело. По идее, если бы власть была заинтересована, она обязана в стране иметь научно-консультативный совет самых авторитетных, самых опытных, самых знающих, самых мудрых.

ТК: А кому вы хотите советовать?

(00:49:26) ГЗ: Они ни разу ни с кем не советовались. Пенсионку приперли. Если бы Путин, собрал бы нас, он понял, что этого делать нельзя.

ТК: Если я не понимаю, то и электорат сейчас не понимаем.

(00:49:38) ГЗ: Дело не в электорате.

ТК: Вы же говорите, в любом случае, для своего электората. Я не понимаю. Я же не специально это делаю. Вы мне нравитесь, я вас много лет знаю, я вам симпатизирую. Я хочу понять. Вы говорите: всё так идет, потому что мы не консультируем, нет консультационного совета.

(00:49:52) ГЗ: Дело не в этом. Понимаешь, в нашей стране нельзя принимать с кондачка ни один вопрос. У нас отличие Якутии от Дагестана больше, чем Финляндии от Испании.

ТК: И?

(00:50:03) ГЗ: Нет. Это требует очень глубокой проработки. Вот Путин создал госсовет. Этот говорит не надо. Я говорю надо. Почему? Я говорю: нам некому гармонизировать национально-культурные отношения. Он обязан представлять все народы и республики. Я к Путину прихожу и говорю: у вас сидят все, кого вы завтра можете выгнать своим росчерком пера. Где у вас крупнейшие ученые? Где у вас духовные наставники? Где у вас лидеры фракций? После этого лидеров фракций туда включили. Я говорю: совет должен быть серьезным, полноценным. Ни одно крупное решение без этого совета не может быть принято.

ТК: Геннадий Андреевич, вы меня поражаете. Подождите. Смотрите. Еще раз. Политика, вы же лучше всех знаете, вы опытный человек в политике. Политика — это не как вы говорите вещь, которая решается с кондачка. Вы посоветовали — изменили. Я просто не могу понять одну вещь. Идут годы, реально, идут десятилетия. Я вас слушаю, вы человек, имеющий огромный политический багаж, опыт, связи, что самое важное в современном мире, коммуникативные навыки. И всё равно, повестка партии одна и та же.

(00:51:10) ГЗ: Да что вы. Я извиняюсь. Но вы опять эту грязную пластинку. Абсолютно грязную.

ТК: Для меня скажите. Зачем я должна вступить в компартию?

(00:51:21) ГЗ: Одну минуточку. Что значит одна и та же повестка. Поднимаете мою программу, шел я на президентские выборы.

ТК: Я искала ее.

(00:51:27) ГЗ: Нет, стоп, стоп. Зачем меня пригласили в Давос? Билл Брэдли, сенатор США, толковый, крепкий человек, я потом с ним еще встречался, председательствовал. Полторы тысячи, весь мир сидел. Почему они приняли мою программу?

ТК: Почему?

(00:51:44) ГЗ: А потому, что она была абсолютно конструктивна.

ТК: А куда они ее приняли?

(00:51:47) ГЗ: Она позволила стране бы развиваться.

ТК: Это вы в Давосе с ней выступили?

(00:51:50) ГЗ: Нет. Давос, там Чубайс просто обалдел. Он приехал от сюда, собрал, сказал: немедленно его топить, душить надо. Собрали. Я знаю, кто это собрал. Приехали в Финляндию, готовили против меня газету, не дай бог, только за то, чтобы утопить. И они то, что вы мне сейчас говорите, они и тогда талдычили. Моя программа уже тогда отличалась, в принципе, от того, что было раньше. Потому что многоукладная экономика требует другого подхода. Наука совершенно иначе развивается.

ТК: Геннадий Андреевич, смотрите. Вы меня не ругайте только. Вы меня ругаете, я нервничаю.

(00:52:23) ГЗ: Дело не в этом. А вы опять возвращаетесь.

ТК: А хотите я вам проще скажу. Я же тоже какими-то знаниями обладаю, правильно?

(00:52:29) ГЗ: Обладаете, но вы мне талдычите то, что давно уже проехали.

ТК: Геннадий Андреевич, подождите, смотрите.

(00:52:37) ГЗ: Скажите, зачем меня перевели, мою книжку «Глобализация и судьба человечества» на все языки мировые.

ТК: Я понимаю, почему. Потому что, Геннадий Андреевич.

(00:52:45) ГЗ: Зачем? Я не просил.

ТК: Потому что на то, что вы рассказываете, есть большой запрос.

ГЗ: Потому что оно оказалось абсолютно актуальным, оно оказалось эффективным.

ТК: Так я вам то же самое сказала. Я с этого начала интервью. Вы забыли?

(00:52:55) ГЗ: Нет, я не забыл. Но я еще раз хочу сказать.

ТК: Дайте мне договорить, я вам важную вещь скажу. Она может вам пригодится. Смотрите, мы живем в мире, где, условно говоря, сообщение теперь в лучшем случае люди готовы слушать одну минуту. Одну, две, три.

(00:53:10) ГЗ: Это трагедия этих людей.

ТК: Что делать? Мы же не можем их выбросить, мы их лишим голосования?

ГЗ: Что делать, если в этом направлении пойдет, мир обречен, вы погибнете.

ТК: Геннадий Андреевич, подождите, уже все говори про то, что все библейские знаки.

(00:53:22) ГЗ: Это навязали это представление.

ТК: Геннадий Андреевич, вы политик, вы не можете так говорить.

(00:53:28) ГЗ: Могу, могу, могу. Если вас как всё равно четыре эсэсовца гонят на убой электронными бичами, я обязан вам сказать, что вы обвалитесь, и вы погибнете.

ТК: Вы знаете, когда появились QR-коды, Геннадий Андреевич, одна фирма выступила. Мы, говорит, QR-коды можем делать как татуировки. И люди другие поднялись в телеграме, пишут, говорят, это всё, число зверя. В библии всё предсказано, что QR-коды это конец как бы жизни. Но так же нельзя говорить, Геннадий Андреевич. Я к чему говорю. Если вас сейчас смотрят друзья вашего внука, не знаю, ровесники ваших правнуков, возможно уже. Вы можете им объяснить, что лично человеку в возрасте 18 лет, он впервые начинает задумывать о политике, может дать компартия? В четырех простых тезисах. Вашему избирателю, представьте, 18 лет.

(00:54:17) ГЗ: Я своим давно сказал, и они меня услышали. Я сказал: без хорошего образования и грамотного человека делать в этом мире нечего. Без нормального здоровья, физической подготовки длинные дистанции покорять невозможно. Без того, чтобы ты чувствовал чувство локтя и товарища, и поддержки своей команды, ты в этом мире не выживешь, тебя затолкают. И помнить, что ты живешь в уникальной стране, где главное изобретение нашего народа — это сильное централизованное государство, которое стоит на четырех столбах. Если ты этого не усвоишь, можешь куда угодно смотреть, что угодно делать, ты обречен. Все услышали. С удовольствием учатся, занимаются. Один внук освоил английский, второй китайский, третий, собственно говоря.

ТК: Ваше мнение. Смотрите, футурологи говорят, что в мире будущего образование, оно уже стало дистанционным, все могут читать про всё.

(00:55:11) ГЗ: Это полная ерунда. Абсолютная ерунда.

ТК: Почему?

(00:55:15) ГЗ: Потому. Дистанционным не бывает образование. Дистанционно можно натаскивать как собачку. С помощью ЕГЭ можно тренировать кого угодно. Со второго-третьего класса мама бегает, ищет репетитора. Зачем? Тысячу лет осваивали главные методики образования, воспитания. Человек формируется в труде и преодолении. Человек формируется на основе пласта культуры, который выработал. В противном случае вы снова вернетесь к обезьянам, и будете смотреть на того подростка, который нам демонстрировал в Питере.

ТК: Очень понятный тест. Если, например, молодежь, которая хочет стать вашими сторонниками, встанет на вашу сторону, т.е. образование будет бесплатным, и всегда будет стремиться к тому, чтобы быть в офлайне.

(00:55:56) ГЗ: Не только образование. Хотите, чтобы завтра наши научились играть в футбол? Вы блестяще этим занимаетесь.

ТК: Но я не играю в футбол.

(00:56:04) ГЗ: Нет, вы же показываете, рассказываете. Хотя утром включаю, там морду бьют. Вечером включаю, снова морду бьют. Я говорю Путину: пусть хоть ваше самбо показывают, мини-футбол.

ТК: Чем вам бокс навредил?

(00:56:18) ГЗ: Дело не в этом. Чтобы играли хорошо, надо заниматься. Почему моя команда, моя, партийная, стала чемпионом страны, молодежка стала чемпионом Москвы, вторая молодежка стала чемпионом России? Почему? Вот задайте вопрос, почему.

ТК: Они все члены коммунистической партии?

(00:56:38) ГЗ: Не обязательно. Комсомольцы, пионеры и просто.

ТК: Они еще существуют, пионеры?

(00:56:44) ГЗ: У нас большая организация. Что вы. Я на красной площади пять тысяч принял. Классные ребята. Вы посмотрите на их лица. Пионеры, счастливые ребята. Наконец они увидел, а как вы хотите.

ТК: Реально принимают до сих пор в пионеры?

(00:56:59) ГЗ: Великолепно. Слушай, Николай, покажите им фильм, как мы принимаем. Вы просто ахнете.

ТК: Я с удовольствием посмотрю. А кто эти дети?

(00:57:08) ГЗ: Приезжают с родителями. Сейчас богатые приходят ко мне и говорят: найди мне пионер-вожатую, трагедия. Я уехал, у меня дел невпроворот, у меня бизнес сыпется, а у меня с детьми некому ходить, смотреть. Эти самые, одни наркотики суют, вторые водку, вторые только смартфоны, у них уже мозги не работают. Найди мне хорошую вожатую. Найду, у нас много, готовим.

ТК: То есть богатые люди нанимают пионер-вожатых, чтобы они занимались детьми?

(00:57:34) ГЗ: По крайней мере, им нужен человек, который. Я 25 лет тому назад, этого не покажете, я, понимаете, я не представляю. Ельцин, даже когда проснулся пьяный, он надо мной жил, я с ним много общался.

ТК: В доме в одном?

(00:57:54) ГЗ: Он этажом выше надо мной жил. У нас в 1993 году бой во дворе был. Одни вышли с ним драться, вторые со мной. Но дело не в этом. Он говорит, дурак я, запретил пионерию. Не просто дурак.

ТК: А вы с ним реально во дворе подрались?

(00:58:11) ГЗ: Да, у нас бой был.

ТК: Почему?

ГЗ: Потому что я выступал против. Я каждый день с балкона выступал и говорил. Мы, кстати, решили бы эту проблему.

ТК: Вы шутите? Это реально правда? Я эту байку слышала, я не думала, что это правда.

(00:58:23) ГЗ: Нет, абсолютная правда.

ТК: То есть то, что вы жили под ним, вы говорили на балкон и громогласно начинали говорить всё, что вы думаете.

(00:58:30) ГЗ: Дело не в этом.

ТК: А как?

ГЗ: Я с балкона дома советов выступал каждый день.

ТК: И где вы? Это прямо драка была?

(00:58:37) ГЗ: Дело в том, что если бы не моя работа, вам подтвердят все, то там погибли бы большинство.

ТК: Нет, а вы прямо реально? Конечно, вы меня удивили.

(00:58:51) ГЗ: Реально, абсолютно реально. За что меня судили и допрашивали. Но дело не в этом. Я в принципе. Ребенок должен расти и развиваться в коллективе. Раньше был октябреночек, пионер, потом комсомольцы, потом школьная ученическая бригада, потом студенческий отряд, потом армия, потом институт.

ТК: Я в этом была, Геннадий Андреевич.

(00:59:12) ГЗ: Был лифт. И человек формировался, развивался. Сейчас всё порушили. И еще предлагают на удаленку.

ТК: Вам же нравится Китай. Я обалдела, не знаю, вы в курсе или нет. Я всё время слежу за тем, что происходит в Китае. Смотрю передачу, и в передаче рассказывают. У них уже ферма по копированию животных. Они копируют котов. Понимаете, да, о чем я говорю? Они копируют собак. Они копируют лошадей. У них есть фермы суррогатов. Это уже просто налаженный процесс. И понятно, перед ними встает этический вопрос, надо ли копировать людей. То есть полноценная система развития клонированной промышленности, давайте это так назовем. В мире очень много появилось вызовов. Я возвращаюсь к своему вопросу. Я же не просто так говорю. Про образование согласна, про то, что там богатые должны делиться частью своих доходов со страной, тоже согласна. Это всё такие публичные, достаточно привычные для меня речи, с которыми все нормальные люди согласятся. Но вот новая этика, в рамках этой новой этики, вы же живете в мире, который на вас как-то должен повлиять. Как вы на эти вопросы, например, будете смотреть?

(01:00:20) ГЗ: Какая новая этика? Почему нагорная проповедь Иисуса Христа пережила всех нас? Я изучал, для меня это был очень большой вопрос, и философский, и этический. Я перечитал. Перед вами сидит человек, который хорошо библию знает, толкование ее основных позиций. Я изучал Коран, когда мирил враждующие тейпы, я десять лет на Кавказе отработал, вы знаете там порядки. Я изучал Тору, и поклонников Заратустры, индуизм. И вдруг я для себя открыл, что во всех мировых религиях, независимо, были они связаны или нет, есть один общий постулат: возлюби ближнего своего как себя самого. Почему? Почему человечество на определенной стадии открывало одну и ту же истину? Оно поняло, что сражаясь и дерясь в рубке, как правило, часто гибнут более умные, они вообще физически иногда слабее. Тогда человечество начинает деградировать и уничтожаться. Оно уходит назад. И каждая религия пыталась спасти. И в этом отношении, я взял моральной кодекс коммунизма когда, положил нагорную проповедь рядом, мы ее списали полностью, лучше не написали.

ТК: Вы хотите сказать, что идеология коммунистической партии, она сродни.

(01:01:47) ГЗ: Коммунистическая идеология на 99% совпадает с нагорной проповедью Иисуса Христа. Более того, если вы откроете послание апостола Павла к фессалоникийцам, там главный лозунг коммунизма: кто не работает, тот и не ешь. Одно слово изменили. Дело в том, что никакой новой идеологии, эта либеральная свора, которая в свое время привела к власти Гитлера, и сегодня пахнет либеральным фашизмом, не предложит. Она предложит исключительность, она предложит дальнейшее затуманивание ваших мозгов.

ТК: Геннадий Андреевич, но BLM не предлагает исключительности. Они, наоборот, в принципе, предлагают то же самое, что предлагали марксисты.

(01:02:30) ГЗ: Что они там предлагают? Я же Аттали читал, «Линия горизонта». Я в ответ написал «За горизонтом». Но он предложил торговый строй. Меня это не устраивает, абсолютно. Зачем человека природа создала, родила, зачем мы существуем на этом свете, если я должен подчиняться торгашеским законам.

ТК: Тогда вопрос. Смотрите, я просто реально не понимаю, заканчиваем наш разговор. У вас один из самых сильных брендов в мире. Сегодня новые течения, партии, явления, они пытаются создавать бренд, чтобы их весь мир узнал. Красное знамя знает весь мир. Там Ленина знает весь мир.

(01:03:08) ГЗ: Это правильно. Вы там своим поощряете.

ТК: А хотите, я вам на это скажу. В Сиэтле BLM выступает, целый лагерь разбили. И угадайте, в Сиэтле лагерь разбит вокруг чего? Памятника Владимиру Ильичу Ленину. Не снесли.

(01:03:23) ГЗ: Валлерстайн, уходя из жизни, заявил: лет через 20 Ленин будет снова самым популярным человеком в мире. Я думаю раньше.

ТК: Вопрос к вам. Скажите, если вы уходите в сторону Нагорной проповеди, то зачем вам цвет крови и Ленин?

(01:03:38) ГЗ: Нет, одну минуточку.

ТК: Просто это же не совмещается друг с другом.

(01:03:43) ГЗ: Абсолютно совмещается. Там хотел сделать царство небесное на небесах. А Ленин решил попробовать сделать его на земле. Я считаю, он эту задачу решил гениально просто. Сгорела империя в первой мировой войне. Ее приговорили, Вудро Вильсон разделил, президент США был, на 20 кусков. 14 стран Антанты, все эти оглоеды пришли, захватили все порты. Бедного царя Николая со своей семьей сами засудили, сами сослали, сами ее уничтожили потом и т.д. Ленин пришел с идеей труда и справедливости. Убедил офицеров царских прийти в красную армию. Знаете об этом, все пришли почти. Аристократы пришли и прочее. Потому что он сказал, будет единая неделимая, но патриотичная. Ленин, когда Герберту Уэллсу стал рассказывать, как он будет строить, учить, создавать, тот сказал: Владимир Ильич, да вы главный фантаст, а не я в данном случае. Приезжайте к нам через 10-15 лет. Они приехал, Герберт Уэллс. И он обалдел. Все читали, все писали, страна строилась, поднималась и т.д. Ленин спас наше 1000-летнее государство.

ТК: Вы реально так любите Ленина?

(01:05:07) ГЗ: Я просто, я объективно обязан смотреть как ученый, политик на эту жизнь.

ТК: Тогда я задам вам вопрос, Геннадий Андреевич. Сейчас прекрасно идет фильм на нетфликсе. Мы как раз до нашей встречи обсуждали. Про тиранов. И там, понятно как бы, там все от Муаммара Каддафи, включая Гитлера, Саддама Хусейна, Сталина, всех разбирают. Так вопрос к вам. Если Ленин был такой великий и гениальный, вопрос, почему после него пришел Сталин? Я начала свой разговор с вами с этого и заканчиваю.

(01:05:36) ГЗ: Я понимаю, что вам ни Ленин, ни Сталин не нравятся.

ТК: Геннадий Андреевич, конечно же, нет.

ГЗ: Дело не в этом.

ТК: Да я надеюсь, что и вам Сталин не нравится.

(01:05:44) ГЗ: Но я не вижу нашей государственности, ни вас, ни всё окружение, без ленинско-сталинской модернизации. Я вас не вижу, вас нет.

ТК: Геннадий Андреевич, без модернизации. Еще раз. Я не спорю.

(01:05:58) ГЗ: Другое дело, это был совсем другой период.

ТК: Геннадий Андреевич, так мы сейчас опять вспомним Генри Форда.

ГЗ: 7 лет рубки шла.

ТК: Еще раз, Сталин взял лучшие практики, привез их. Я это знаю. Но у меня тогда к вам короткий вопрос, заканчивая наш разговор. Мы же про это с вами пытались говорить, когда я вам Сингапур вспомнила. Для того, чтобы как бы произошла новая модернизация.

(01:06:18) ГЗ: Сингапур, Ли Куан Ю знаете с чего начинал? Он понял, что с такой коррупцией, коррупция самое большое зло.

ТК: Пересажали всех, перестряли и переубивали.

(01:06:27) ГЗ: Он для начала своих дружков, потом парочку к стенке поставил. И стали понимать, что он будет бороться с коррупцией.

ТК: В Китае то же самое происходит. Люди исчезают, потом возвращаются, говорят шелковыми.

(01:06:39) ГЗ: Не надо мне лапшу вешать. Я там бывал. Я выступал во всех провинциях, видел своими глазами. Всё это ерунда.

ТК: Где, хочется спросить, помните, вы, когда в Давосе были, в этот момент гремел владелец Алибабы, знаете его наверняка? Где он сейчас?

(01:06:55) ГЗ: Дело не в этом. Понимаете, индивидуально могут проблемы у каждого. Что касается Китая, они жестко борются с теми, кто коррупцией занимается, и в том числе руководящие. Очищение партии — главное условие успеха Китая.

ТК: Вопрос. Коррупционеров надо расстреливать?

(01:07:14) ГЗ: Коррупционеров? Я считаю, в принципе, почему американцы расстреляли? Почему многие страны остальные? Моя точка зрения личная, что мы рано отменили смертную казнь. Мы не готовы к этому. Для этого надо подготовиться. Я не злой человек, но когда насилуют детей, уничтожают целые семьи, которые расправляются и т.д., плати за это своей жизнью.

ТК: Коррупция это про другое. Геннадий Андреевич, коррупция про другое. Никакого он не насилует, он просто коррупционер.

(01:07:49) ГЗ: Насчет коррупционеров, кстати, надо, во-первых, бороться с этим поактивнее.

ТК: Нет, мне было важно узнать, расстреливать или нет. Я поняла. Смотрите, еще два вопроса. Раз уж в историю вернулись. Вы всё время напоминаете о предательстве, которое произошло в СССР. Это понятный исторический факт, который всё время вызывает большие прения в обществе. Но тем не менее. Мы же с вами знаем, что все потомки знатных вождей уехали из СССР, а дальше из новой России. То есть от потомков Сталина до потомков Хрущева здесь мало кто остался. Как считаете, почему так сложилось?

(01:08:22) ГЗ: Дело не в этом. Во-первых, не все потомки уехали. Ленинские потомки никуда не уезжали, жили, сражались. А Крупская, более того, она возглавляла комиссию по борьбе с безграмотностью. И блестяще эту задачу решила. Сталинские сыновья воевали. И когда Сталина попросили обменять, он сказал: я солдат на генералов не меняю. Все члены, сыновья членов политбюро в годы войны  все были на фронте, все сражались, все защищали. Это абсолютно правильно. У меня в роду все воевали за державу, все до единого. Что касается Хрущева, с Хрущева и начались наши беды. Вместо того, чтобы продолжать и наращивать, стал сводить счеты. Что касается Горбачева и Ельцина, то это выкидыш самый настоящий, которые не в состоянии были ни страной, ни собой управлять. Весь вопрос в том, что сделать.

ТК: А где они живут? Потомки Горбачева.

(01:09:24) ГЗ: И он сам за кордоном живет, его нет в стране. Он настолько неадекватен оказался. Он пришел на выборы участвовать, я говорю: зачем полез на выборы. За него никто голосовать не будет, он думал, за него голосовать будут. Деревня родная, в которой он родился на Ставрополье, вся против проголосовала. Он 0,5% процента получил.

ТК: Он в России живет, его у Венедиктова всё время показывают.

(01:09:46) ГЗ: Я в принципе говорил. Ему история вынесла приговор.

ТК: Почему так получилось? И где будут жить потомки Зюганова?

(01:09:52) ГЗ: Мои любят страну, работают здесь.

ТК: Все здесь?

ГЗ: Все здесь. Все активно трудятся, все защищают державу, все любят страну.

ТК: То есть нет ни одного Зюганова-либерала? Как такое может быть? Восемь детей, я не поверю. Восемь, да, у вас? Геннадий Андреевич, восемь у вас детей? Сколько у вас детей?

(01:10:12) ГЗ: У меня двое детей.

ТК: А, двое. Я думала восемь.

ГЗ: У сына пять сыновей, все трудятся, учатся, работают.

ТК: Это все вместе, да?

ГЗ: Да. У дочери два сына и Маша. Нормально живут.

ТК: Есть кто-то, кто ваш политический оппонент в семье Зюгановых?

ГЗ: У меня нет в семье.

ТК: Как?

(01:10:26) ГЗ: Я хорошо воспитываю детей.

ТК: И внуков?

(01:10:29) ГЗ: Когда меня допрашивали, приходили, когда мне каждую неделю повестки в суд таскали. Правда, один внук принес мне, наверное, за неделю третью повестку и говорит: дедушка, ты у нас главный бандит. Я понял, что ему сложно объяснить, почему мне третий раз повестку носят. Сложно. Я просто пояснил потом аккуратно, но они все поняли. Если бы меня семья и домашние не поддерживали, было бы очень сложно.

ТК: Это была программа специальный гость. У меня в гостях был Геннадий Андреевич Зюганов. Геннадий Андреевич, спасибо вам огромное.

(01:11:07) ГЗ: Да, хорошо.

ТК: Все-таки так вы мне и не сказали, на выборы вы идете или не идете? Мне кажется, идете.

(01:11:11) ГЗ: Да нет, еще рано. Я извиняюсь, до тех выборов дожить надо.

ТК: А доживем?

(01:11:16) ГЗ: Дела нет, у нас обстановка тяжелая. Если в сентябре не сумеем поправить обстановку, то дело кончится плохо.

ТК: Ну, держитесь.

(01:11:27) ГЗ: Нет, вам всем придется держаться. Я-то выдержу. Но мне не хотелось, очень не хотелось, чтобы третий раз повторилось. Напряжение сейчас нарастает прямо на глаза. Мы каждый день общаемся с людьми. Даже те, кто верил вчера, доверял, очень недовольны. И оно растет, оно расширяется. И лишь бы не приобрело иррациональный характер. У нас некоторые орут, выводить, выводить. У нас если выйдут, то бойцы не победит, они не уйдут. Я просто знаю всю историю России, я по дням изучил. И никто не знает, когда это наступит. Сейчас в ЮАР прорвалось в двух штатах, прорвалось. У нас может быть всё хитрее, всё сложнее.

ТК: Спасибо вам огромное, Геннадий Андреевич.


Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru